Героический энтузиазм Джордано Бруно



«Я выполнил задачу и спустился на пятнадцать ступеней во тьму, а затем поднялся к свету. Жрец обновил меня, отбросив плотную природу моего тела. Будучи посвящённым в жрецы посредством пробуждающей силы Герметического искусства, я стал духом. Я тот, кто является жрецом Храма».

 



Эти слова из герметического текста, написанного в Александрии, могут считаться эпиграфом для биографии итальянского мыслителя Джордано Бруно, сожжённого на костре по приговору инквизации 17 февраля 1600 года и сегодня личность знаменитого философа вызывает ещё немало споров, поскольку для одних он является символом свободомыслия и неподчинения авторитету даже таких структур как Римско-католическая церковь, для других он по прежнему остаётся еретиком и ниспровергателем основ, последователем недопустимых для доброго христианина идеологий и взглядов. Последователи религиозной ортодоксии до сих пор не жалуют этого мыслителя, ставя ему в упрёк занятия тайными науками и изучение оккультизма, а также подчёркивая научное невежество и склонность к язычеству великого Ноланца. Для непредвзятых людей Джордано Бруно является символом интеллектуального сопротивления духовной монополии монотеизма, как это легко установить, исходя из его биографии, материалов следствия и допросов и последовавшей за этим публичной казни, а также посмертного наследия философа. 

Джордано Бруно родился родился в 1548 году в местечке Нола недалеко от Неаполя. С ранних лет он проявил склонность к наукам, посвящал своё время литературе, логике и диалектике, учился в августинском монастыре и посещал публичные лекции в Studium Generale. В 15 лет стал послушником монастыря святого Доминика, где в 1565 году подстригся в монахи. В возрасте 24 лет он стал рукоположенным священником, прославившись своими талантами и особенно системой тренировки памяти, которую он смог продемонстрировать даже Римскому папе во время посещения Рима. Вскоре после этого он навлёк на себя подозрения в ереси, сомнениями в догмате о непорочном зачатии Девы, а также тем, что вынес из своей кельи изображения святых, оставив только распятие (абстрактный, вполне алхимический символ). Не дожидаясь, пока ему предъявят обвинение, Бруно покинул Неаполь, сложив с себя обязанности священника, и начал вести кочевую жизнь, сначала на севере Италии, затем добравшись до Женевы. Одно время он преподавал в Женевском университете, где в то время господствовали фанатически настроенные кальвинисты, был вновь заподозрен в ереси и вынужден был покинуть Швейцарию, перебравшись во Францию. Одно время он жил в Лионе, около двух лет (1580-1581) провёл в Тулузе, заслужив докторскую степень по богословию. В это время во Франции началась религиозная война между католиками и протестантами, что вынудило его перебраться в Париж. Здесь он провёл 13 лекций по богословским вопросам и напечатал несколько трактатов. Главный из них, «Тени Идей» (“De Umbris Idearum”) привлёк внимание короля Франции Генриха III; вместе с трактатом "Ars reminiscendi" ("Искусство памяти") и «Изъяснение тридцати печатей» это ключевые произведения на раннем этапе творчества Бруно. Если профанами они считаются посвящёнными искусству запоминания или другим подобным вопросам, для верующих монотеистов они являются свидетельством "смертного греха" философа - его интереса к астрологии и алхимии, иероглифике и созданию изображений, напоминающих индийские мандалы - образы Вселенной, призванные внести магическое влияние на материальные объекты, а также его увлечения идеями неоплатоников, вполне естественными для образованного человека той поры. 

В Париже Бруно вновь подвергся травле со стороны академических учёных, недолюбливавших талантливого выскочку и переехал в Англию в апреле 1583 года с рекомендательным письмом Генриха III. Здесь он сошёлся с мыслителями из Герметического круга Джона Ди (что опять же характеризует его интересы) и опубликовал некоторые из своих наиболее важных работ: шесть "итальянских диалогов", важнейший среди которых «Пир на пепле», «Изгнание торжествующего зверя», «О героическом энтузиазме», изданной в Лондоне в 1584 году. Героизм он понимает, прежде всего, как стремление к познанию истины и мира идей, в духе Платона и гностиков. В пятом диалоге второй части Бруно описывает таинственное просветление слепцов благодаря появлению волшебницы Цирцеи, дочери Солнца. Этот сюжет побудил Фрэнсис Йейтс сделать вывод о том, что у Бруно в результате «высшее просветление оказывается магическим – что возвращает нас к пониманию “героического энтузиазма” как внутреннего опыта мага, причем этот маг в первую очередь – герметический оптимистический гностик, хотя и воспринявший бесконечно сложные влияния неоплатонизма, Псевдо-Дионисия и традицию католической философии...» В это же время он публикует работу «О бесконечности, вселенной и мирах», где формулирует свои взгляды космологические представления о множественности миров, что, по всей видимости и привело позднее философа к кончине на римском костре. Поскольку при дворе вновь усилились религиозные фанатики, считавшие гелиоцентрическую систему строения Солнечной системы нелепой, он вынужден был покинуть Англию и перебраться на континент. 

Джордано Бруно в Оксфорде, рельеф на постаменте памятника в Риме



С 1585 по 1592 год Джордано Бруно путешествует по Франции и Германии, зарабатывая себе на жизнь чтением лекций. В Виттенберге его ждал радушный приём и, покидая город, он произнёс пылкую речь в честь Лютера. В 1588 году Бруно останавливался в Праге, городе алхимиков, сосредоточившись на изучении магии, посвятив этой теме свой труд «De magia naturali». В 1592 году учёный прибыл в Венецию по приглашению молодого аристократа Джованни Мончениго и тот очень скоро обратился в инквизицию с доносом (возможно, с самого начала действуя по поручению инквизиции).

"Я, Джованни Мочениго, доношу по долгу совести и по приказанию духовника, что много раз слышал от Джордано Бруно, когда беседовал с ним в своём доме, что мир вечен и существуют бесконечные миры… что Христос совершал мнимые чудеса и был магом, что Христос умирал не по доброй воле и, насколько мог, старался избежать смерти; что возмездия за грехи не существует; что души, сотворённые природой, переходят из одного живого существа в другое. Он рассказывал о своём намерении стать основателем новой секты под названием «новая философия». Он говорил, что Дева Мария не могла родить; монахи позорят мир; что все они — ослы; что у нас нет доказательств, имеет ли наша вера заслуги перед Богом."

22 мая 1592 года Джордано Бруно был арестован, перевезён в Рим и в течении 7 лет содержался под следствием. Философ стойко защищал свои убеждения и был признан опасным и нераскаявшимся еретиком, настаивавшем на бесконечности Вселенной, множественности миров, отстаивавшим идею переселения душ и несотворённости материального мира. Проще говоря, Бруно отрицал идею бога-творца, опровергая ключевую идею христианства и настаивал на том, что всё мироздание божественно как целое, тем самым отстаивая языческие представления о мире. К этому времени Бруно был европейской знаменитостью, но это не спасло его от смертного приговора, приведённого в исполнение 17 февраля 1600 года. По всей вероятности, Джордано Бруно сознательно решил до конца следовать своим убеждениям, будучи уверенным, что если палачи убьют его смертное тело, то они окажутся бессильными подчинить себе его дух или уничтожить его философское учение. По легенде, в ответ на приговор Бруно заявил судьям: «Вероятно, вы с большим страхом выносите мне приговор, чем я его выслушиваю», и несколько раз повторил: «Сжечь — не значит опровергнуть!».

Суд над Джордано Бруно



И в самом деле, идейное наследие Ноланца со временем стало мейнстримом: сегодня кажется нелепым верить в чудеса, на чём основаны общины монотеистических религий. Он заслужил признание среди тех, кто полагается на свою логику и здравый смысл, а не на церковные авторитеты. В определённой мере Джордано Бруно является предшественником Ницше с его теориями Сверхчеловека и свободного ума, отвергающего религиозные догматы. К идеям Бруно обращался Джованни Джентиле, теоретик итальянского фашизма. Во времена Веймарской республики немецкий писатель и драматург, противник католицизма и сторонник "германской религии", оказавший влияние на Розенберга, Эрвин Гвидо Кольбенхайер опубликовал в 1929 году драму „Heroische Leidenschaften“, главным героем которой становится Бруно, предстающий в образе харизматичной фигуры вождистского типа, жертвующей собой, чтобы сохранить свою доктрину и одерживающей моральную победу над мучителями и палачами. 

Можно с большой долей уверенности сделать вывод, что Джордано Бруно был реальным еретиком, натурфилософом, язычником и оккультистом, так что инквизиторы были правы в этих своих обвинениях. Но именно эти воззрения сделали итальянского мыслителя борцом против духовного авторитета монотеистических религиозных систем, выбравшимся на простор из мрачной темницы невежества и предрассудков, причём он до последнего вздоха отстаивал свою правоту, как подобает стороннику героического мировоззрения.

 

Памятник Джордано Бруно в Риме на Кампо деи Фиори, месте где его казнили

читайте также

  • МАНИФЕСТ

      WotanJugend – Молот Национал-социализма, ломающий оковы современного мира.  Вместо лживого равенства мы утверждаем расовую и сословную…

  • Феогнид. Эллинская поэтическая евгеника.

    «Выражение «аристократический радикализм», которое Вы употребили, очень удачно. Это, позволю себе сказать, самые толковые слова, какие…

  • Сакральное Искусство - программный текст WotanJugend часть I

      Что есть истинное искусство? Чем высокое отличается от низкого, а благородное от дегенеративного? Каков путь становления творца, какова его…