Япония - цивилизация муссонов



Вацудзи Тэцуро - один из представителей плеяды японских мыслителей националистического направления, писатель и культуролог, ранние работы которого посвящались рассмотрению идей Серёна Кьеркегора и Фридриха Ницше и позднее критиковавший западный образ мысли, его влияние на традиционную культуру и жизненный уклад японцев. японцев. 

В его наиболее известной работе Fūdo («Climate and Culture» в английском переводе 1961-го года) проводится мысль о том, что цивилизация и культура Японии складывались под действием мягких муссонов, приносящих с собой большие объёмы тёплого воздуха и осадков из южных тропических областей, что объясняет сострадательный характер японцев по отношению к друг другу, их крепкие, семейные взаимоотношения, ставшие основой при построении государства. Лучшие душевные качества возникали и пробуждались в японцах под воздействием климата на протяжении столетий; подобно зернышкам риса они складывались в единое целое, единую нацию, тогда как на Западе начал господствовать иной тип культуры, сухой и рациональной, возникшей под воздействием господствующего расового этоса, берущего своё начало в жарких пустынях Северной Африки и Ближнего Востока и возобладавшего при помощи христианства. 

Эта теория необычайно важна для идеологов японской уникальности, которые тем самым объясняют отличия японской цивилизации от западной цивилизации американского типа и утверждают необходимость сохранения и защиты привычного уклада жизни, традиционной культуры на Японских островах, а также этнической и расовой чистоты. Более того, книга Вацудзи Тэцуро, увидевшая свет в 1935 году, в определённой степени послужила оправданием для захватнических действий Японии в годы Второй мировой войны, поскольку, если среди японцев, в том числе благодаря воздействию климата, выработались расовые качества, делавшие неоспоримым высокое развитие японской культуры, казалось логичным перенести цивилизацию Японских островов на острова Тихого океана, в Юго-Восточную Азию, Индонезию и Китай, а может, и в другие регионы планеты. После войны японскому философу пришлось публично раскаяться в поддержке националистической доктрины, но, в сущности, японские националисты не отказались от данной идеологии, по-прежнему полагая, что климатические особенности (помимо состава крови населяющих территорию народов) определяют культурное своеобразие народов. 

Следует правильно понять несущий стержень идеологии фудо: климатические особенности накладывают свои ограничения на деятельность человека и заставляют выстраивать взаимоотношения с окружающей средой, отчасти перенимая особенности окружающего ландшафта, пусть и на основе расовых качеств, присущих тому или иному народу. Поэтому горцы, привыкшие прятаться в горах на высокогорных пастбищах, с трудом усваивают понятие цивилизации, возникшее в равнинных местностях и побережьях морских районов, а жители территорий пустынного климата, привыкшие к постоянной борьбе за выживание, отличаются, с нашей точки зрения, безжалостным и чёрствым характером, что объясняется в том числе отсутствием влаги в ландшафтах их проживания, генезиса этих народов. Мысль это довольно очевидная, к ней раз за разом обращались различные историки, философы и политологи, начиная с Геродота и Диодора Сицилийского, французского мыслителя Монтескьё, ставшего основоположником географического детерминизма в своей работе «Дух законов», немецкий историк Гердер. В середине 19 века граф Артур Жозеф де Гобино в работе «Опыт о неравенстве человеческих рас» справедливо отметил, что одним климатом и географическими условиями существования невозможно объяснять различия между этносами, почему, например, североамериканские индейцы, живущие на широте Норвегии, сохраняли свой примитивный образ жизни, в то время, как викинги, пускаясь в дальние плавания, открыли новые земли и освоили значительную часть мира: необходимо учитывать расовый фактор, внутреннюю «генетическую программу», это совершенно очевидно. Однако некая связь между местом обитания человека и самим человеком или человеческим племенем, также наличествует, как если бы народы, живущие традиционным укладом жизни ещё в 19 столетии, населяли именно предопределённые им свыше участки земного шара. Эту проблему исследовал немецкий теоретик Карл Шмитт (Король юристов Третьего Райха), который ввёл такие понятия в политологии, как "Власть моря" (талассократия), "Власть земли" (теллурократия), а также Власть воздуха и Власть огня. Собственно, основное содержание истории по Карлу Шмитту, это борьба между земледельческими, континентальными народами (славяне, германцы, индоарии, индоиранцы и другие) и морскими народами (финикийцы, семиты, а также их последователи - жители Венеции Средних веков и англичане, а затем и американцы), у которых совершенно разная этика и взгляды на мир, восприятие действительности. Так что здесь речь идёт об архетипах окружающей среды и внешнего мира, которые находятся в связи с расами и народами. 

На территории постсоветского пространства известна теория этногенеза Льва Николаевича Гумилёва, сына Николая Гумилёва и Анны Андреевны Ахматовой. Согласно этой теории, климат оказывается решающим фактором в образовании этносов, в частности, обильные осадки увлажняют территории пустынь, приводят к увеличению популяции кочевых народов, например, тех же арабов, а те, в свою очередь, предпринимают экспансию на земли оседлых жителей в результате чего появляется некий гибрид - новый этнос, сочетающий в себе черты завоевателей и побежденных. Применительно к истории древней Руси, теория Гумилёва сводится к взаимодействию и противостоянию двух факторов - борьбы Леса и Степи и, с точки зрения Гумилёва, эта борьба оказала самое благотворное влияние на русскую историю, завершившись неким симбиозом во времена ордынского ига. Но в Гумилёве явно говорили гены каких-то тюркских предшественников, поскольку он всю жизнь был энтузиастом азиатских и тюркских народов. Эта теория - благотворного соседства Леса с флегматичными нордическими жителями и Степи со всем многообразием монголов и тюрок, соответствовала задаче выведения безродного советского человека, а затем и «россиянина», поэтому она была взята на вооружение евразийцами и растиражирована в России в больших масштабах. Расовый фактор Гумилёв свёл в основном к пассионарности, то есть, к внутренней энергии и агрессии, свойственной этносу во времена пассионарного подъёма.


Что касается Васудзи Тэцуро, в своей книге он рассматривает три типа культуры, возникших под влиянием климатических факторов: 1) муссонный тип, характерный для Японии, Океании и цивилизаций Юго-Восточной Азии; 2) пустынный тип (культуры Ближнего и Среднего Востока); 3) равнинный или луговой тип культуры, к которому относятся европейская цивилизация (three types: monsoon, desert, meadow). Опять же, для тёплого, влажного, мягкого в тёплое время года японского климата, по его убеждению, были характерны национальная и расовая солидарность, коллективный труд, взаимная поддержка, привычка к преданности, а также способность справляться со стихийными бедствиями. Культура народов, возникающей в пустынной зоне, где ветер перегоняет раскалённые массы песка и крайне мало пригодных для проживания оазисов, не могла быть сострадательной и особо нравственной по определению. Из этой среды вышел Ветхий завет нации, 40 лет блуждавшей по Синайской пустыне, провозгласивший принцип: «око за око, зуб за зуб». Рациональное мышление, дух и буква современных западных законов являются, по мнению Тэцуро, продуктом как раз пустынной культуры. Равнинная или луговая европейская цивилизация - это промежуточный тип, которая, с одной стороны, так же возвышенна и сострадательна, как японская культура, но впитала в себя чужеродные принципы культуры пустынной, что исказило её развитие, сделав западных людей в массе своей чёрствыми индивидуалистами, пренебрегающими интересами близких, и беспощадно относящихся к природе. В чём-то это теория весьма напоминает классификацию Гюнтера, привязавшего расы к естественной среде их обитания (средиземноморская, переднеазиатская раса, нордическая раса и т.д.) и в особенности Людвига Клаусса, разработавшего систему характеристик для каждой расы в зависимости от места обитания (нордический человек - человек действия, фальская раса - человек упорный, средиземноморская раса - показушный тип, пустынная раса - люди откровения, переднеазиатский тип - люди спасения). Собственно, первые наброски теории фудо Васудзи Тэцуро сделал в 1920-х годах во время стажировки в Германии, когда он прослушивал лекции Мартина Хайдеггера о значении времени и пространства в формировании личности (изложенные в известнейшей работе немецкого философа «Бытие и время»). 

Теория Васудзи Тэцуро интересна, в первую очередь, тем, что представляет собой попытку обосновать с философской точки зрения отличия между разными цивилизациями и народами, а не игнорировать эти отличия, как это принято сегодня в политкорректной исторической науке и антропологии современных западных стран (культурные, расовые и цивилизационные отличия между белыми людьми и выходцами с Ближнего Востока были видны японским интеллектуалам и 90 лет назад). Национал-социализм приветствует имеющиеся отличия между людьми, поскольку в них заключается их уникальность и особенность, качества личности, а также утверждает необходимость неоспоримой истины, что каждая нация должна жить в месте своего происхождения, в своём национальном доме, в гармонии с природой и требованиями климата.

 

читайте также

  • МАНИФЕСТ

      WotanJugend – Молот Национал-социализма, ломающий оковы современного мира.  Вместо лживого равенства мы утверждаем расовую и сословную…

  • Феогнид. Эллинская поэтическая евгеника.

    «Выражение «аристократический радикализм», которое Вы употребили, очень удачно. Это, позволю себе сказать, самые толковые слова, какие…

  • Сакральное Искусство - программный текст WotanJugend часть I

      Что есть истинное искусство? Чем высокое отличается от низкого, а благородное от дегенеративного? Каков путь становления творца, какова его…