Трилогия «Властелин Колец» (2001 - 2003)

 

— В честь прошедшего дня рождения Дж. Р. Р. Толкиена. 

Три картины из серии «Властелин Колец» до сих числятся среди наиболее успешных и популярных фильмов в кинематографе - прежде всего, благодаря лежащему в их основе фантастическому произведению Толкина «Lord of the Rings», пропитанного рыцарским духом, насыщенного сведениями по средневековой мифологии и культуре. Книги Толкина, а также, частично, экранизация Питера Джексона, усеяны героическими символами, осколками забытых традиций и древних легенд, которые с их помощью получают новое рождение, складываясь в красочную мозаику, о чём и следует поговорить особо.

Профессор Оксфордского университета Дж. Р. Р. Толкин был глубоко увлечён раннесредневековым фольклором и свою любовь к германскому и кельтскому языческому наследию он проявил при создании эпического романа «Властелин Колец». Отдельные признаки этого сразу же бросаются в глаза: Средиземье является подобием Мидгарда, Срединного Двора, Гэндальф, скачущий на неутомимом белом жеребце, напоминает Одина, странствующего верхом на Слейпнире, а само имя Гэндальфа, как и имена большинства гномов, взято из списка нижних альвов в «Прорицании Вёльвы». Сюжетное ядро «Властелина Колец», история Кольца Всевластия, сеющего раздоры, перекликается с германскими сказаниями о золоте Рейна и кольце Нибелугов, дарующем владельцу сверхчеловеческое богатство, одновременно с наложенным проклятьем. Голлум, убивший близкого друга ради обладания Кольцом, очень похож на Фафнира, убившего брата из-за кольца карлика Андвари и превратившегося в чудовище (в платоновском диалоге «Государство» приводится иная вариация этого мотива, история Гига, обычного пастуха, нашедшего золотое кольцо, снятое с руки великана, которое делало его невидимым; с его помощью пастух вошёл в доверие законного правителя своей страны, убил его и узурпировал трон).



Столь же сильны во «Властелине Колец» мотивы кельтской мифологии, причём взяты они были не в чистом виде, один к одному, но творчески переработаны и умело вплетены, как кельтский узор, в общую картину повествования. Больше всего влияние кельтской мифологии чувствуется в расовой доктрине Толкина, а именно, в эльфах, которые настолько величественны и благородны, что похожи не на забавных крошек из скандинавских сказок, и тем более не на живых мертвецов, которые изначально и назывались эльфами, а на солнечную расу пришельцев, получивших свои знания от богов - Туату де Даннан, дети богини Дану. Им противостоят орки - омерзительные существа,с чёрной или желтой кожей, косоглазые, с явными признаками физического уродства (все положительные персонажи в трилогии Питера Джексона - голубоглазые и светловолосые, одарённые европейской внешностью). Другой характерный признак кельтского влияния – артурианский миф, который представлен в образе истинного Короля, потерявшего трон и ведущего за него борьбу в образе Галадриэль, светлой госпожи, Владычицы Озера. Сломанный меч, который должен быть заново откован, чтобы принять участие в решающей битве, истинный король, который должен зайти на престол, чтобы исцелить и вдохнуть новую жизнь в наследие королевской крови (чтобы восстановить достоинство королевской крови), угроза с востока и юга, связанная с мерзкими существами, стремящимися заполонить западные земли – всё это глубоко символично и дорого сердцу каждого истинного европейца.



Другая отличительная особенность LOTR'a - рыцарский и героический дух, представленный во множестве вариантов, так что достойным витязем и храбрецом оказывается и опытный Боромир, погибающий в неравном бою подобно легендарному Роланду и маленький полурослик. История Эовин, племянницы Теодена, участвующей в битве, истинной валькирии, напоминает жизнеописание Брюнхильд - на неё были наложены колдовские чары и дева-воительница погрузилась в глубокий сон. Множество битв, сражений и схваток ожидает зрителя при просмотре всех трёх частей киноэпопеи Питера Джексона и смотрятся они зрелищно, с настоящим эпическим размахом. Если отвлечься от всей условности сказочного сюжета, то становится очевидно, что «Властелин Колец» воспевает рыцарские добродетели – стойкость, мужество и героизм и осуждает жажду наживы, торгашеский расчёт, стремление к неограниченной власти.

Трилогия «Властелин Колец» - проект, без преувеличения, уникальный. В экранизации Джексона волшебная атмосфера оригинального произведения Толкина передана добросовестно и скрупулёзно (в отличие от наигранного, кукольного «Хоббита»). Трилогия «Властелин Колец», части которой вышли на экраны в 2001, 2002, 2003 годах, подняла планку съёмок в стиле фэнтези на новый высокий уровень, который до сих пор ещё не удалось превзойти, картины получились яркими, жизнеутверждающими, красочными, наполненными роскошнымм светом, который противопоставлен тьме, с динамично развивающимся сюжетом и сказочными, диковинными природными ландшафтами. Это редкий пример продукции современной голливудской киноиндустрии, которая пробуждает в зрителях по-настоящему положительные эмоции и постепенно приобретает культовый статус.

При ближайшем рассмотрении «Властелин Колец» оказывается драгоценным камнем, который, как палантир, открывает читателю и зрителю новые, неведомые ранее области времени и пространства. Как известно, Толкин писал Властелин Колец и прочие свои книги в надежде создать новый эпос, современную мифологию европейцев и во многом ему это удалось. Произведение Толкина в огромной мере содействовало возрождению интереса к языческому наследию с 1950-х годов и потому до сих пор оно привлекает к себе внимание и по праву - книга достойна прочтения, а фильм периодического просмотра.

читайте также

  • МАНИФЕСТ

      WotanJugend – Молот Национал-социализма, ломающий оковы современного мира.  Вместо лживого равенства мы утверждаем расовую и сословную…

  • Метафизика Войны

      Представляем вашему вниманию программный, обязательный для прочтения материал. "Базовым принципом, лежащим в основе всякого оправдания войны…

  • Мигель Серрано - «Герметический Круг: записки о двух дружбах» (1965)

    «Наш долг не только к вещам, он также и к людям; мы должны нести послание через поколения...» Жизнь всякого учёного, писателя или провидца,…