История одинокого героя. Тимоти Маквей

 

Из ночи, скрывшей наc, — как ров 
Меж полюсами мира, чёрной, - 
Благодарю за то богов, 
Что дух мне дали непокорный. 

В тисках превратности земной 
Не вскрикнул я, не содрогнулся; 
и головой, что вся в крови 
под гнёт судьбы я не прогнулся. 

Хоть за юдолью зла и слёз 
Лишь ужас мрака ждёт и казни, 
Я годы, полные угроз, 
Встречал и встречу без боязни. 

И, как врата ни узки дней, 
Как наказанья ни ужасны, - 
Я – капитан души своей, 
Своей судьбы хозяин властный. 

У. Хенли 

 

 

Сегодня годовщина дня рождения величайшего террориста — одиночка в истории США, чей теракт унес жизни 168 человек и был превзойден только 11 сентября 2001 года: Тимоти Джеймс Маквей. Он родился 23 апреля 1968 года, а 11 июня 2001 года в США он был казнен смертельной инъекцией в ногу. Перед смертью Тимоти спокойно общался с соседями по камере, на завтрак заказал себе две пинты шоколадного мороженого без лишних слов дал себя зафиксировать на кушетке смертника. Через телевизионные камеры на него смотрели десятки тысяч человек, в том числе родственники погибших. Он отказался от последнего слова и уверенно глядя им в глаза шагнул в бессмертие. 

Любовь к оружию у него появилась с детства. Сказалось общение с единственным человеком, которому он был не безразличен — со своим дедом, ветераном знаменитой Мичиганской милиции. Возможно тогда же маленький Маквей приобрел и правые взгляды, приведшие его через много лет к казни. В школе Маквей показал незаурядный интеллект и даже был признан «самым многообещающим программистом Центральной старшей школы Старпойнт». Однако с юношеских лет он уже понимал свою непохожесть на окружающих и, отказавшись от сытой участи офисного планктона, в 20 лет завербовался в армию Соединенных Штатов. 

Служба его пришлась на «Бурю в пустыне» и Тимоти, конечно, не мог не оказаться на ней. В составе первой пехотной дивизии Маквей лично уничтожил трех иракцев, и даже кому-то из сослуживцев умудрился спасти жизнь, а это показатель высочайших человеческих качеств, особенно учитывая характер той войны. По итогу он был награжден Бронзовой звездой. Однако служба его не была безупречной. Тогда же в его личном деле появился первый выговор. На базе вместо уставной зеленой футболки негры носили черную. Маквей посчитал это вызовом, и демонстративно надел белую. Подобная «выходка» была сочтена недопустимым проявлением расизма… Вероятно тогда же он начал понимать полную свою несовместимость с существующей в США системой. 

После войны в Персидском Заливе Маквей подал документы в части спецназа — отряд Дельта. Имея блестящий послужной список, он имел все шансы стать солдатом знаменитого отряда. Однако этому не суждено было случиться. Министерство обороны запросило сведения о нем у интернет провайдеров, и оказалось, что он зарегистрирован на сайте КуКлуксКлана, а также в нескольких своих интернет анкетах признавался в симпатиях к расистским идеям. Такого человека посчитали опасным для приобретения навыков спецназа, и отказали. Вскоре Макквей был уволен из армии. Через год после этого произошло событие, которое доказало ему, что настоящий его враг это не иракцы, на которых он смотрел через прицел штурмовой винтовки, а собственное правительство — правительство Соединенных Штатов Америки. 

В начале 90-х годов в усадьбе Маунт-Кармел близ города Уэйко, штат Техас, поселились члены общины «Ветвь Давидова». Подобных религиозных общин в Америке множество. Более того, можно смело утверждать, что из подобных трудолюбивых самоорганизующихся протестантских общин и выросла белая американская нация, собственно и создавшая Америку. Мормоны и квакеры, пуритане и адвентисты веками возделывали американскую землю, закладывая будущее экономическое благополучие и величие Америки. В их образе жизни, в их аккуратных маленьких уютных городках, в их традициях самоорганизации, в их протестантском трудолюбии, в их истовой религиозности живет душа белого американского народа. Даже в современную индустриальную эпоху более 10 млн. американцев продолжают поколениями жить подобным исконным американским укладом. 

Сложно сказать, чем маленькая протестантская община, поселившаяся в Маунт-Кармелл не угодила тогдашнему министру внутренних дел США госпоже Джанет Рино — этнической мексиканке. Есть версия, что с успешной зачистки этой небольшой общины должна была начаться масштабная кампания, призванная задавить этот последний бастион американской свободы — религиозные сельские протестантские общины. Причем задавить как силовым путем, так и идеологически, объявив их тоталитарными сектами, чье существование недопустимо в современном глобализирующемся мире. У подобного плана могли быть и вполне прагматичные политические причины. Религиозные американские общины неизменно поддерживают наиболее консервативное крыло республиканской партии. Не раз и не два их голоса предопределяли результаты выборов. В левых кругах демократической партии этот консервативный слой американского общества часто именуется не иначе как «нацисты». И эти либеральные круги имели известное влияние на тогдашнего президента — демократа и сердцееда Клинтона. 

28 февраля 1993 года, к усадьбе подъехали фургоны для скота. Были в фургонах совсем не коровки и овечки, а 75 человек спецназовцев, которые намеревались легко, без особого боя, ворваться в поместье. Легко не получилось — завязалась перестрелка. В ходе штурма погибло 6 общинников. Но при этом свободолюбивые селяне умудрились забрать 4 жизни элиты американской армии, чье умение убивать тренируется годами. После этого дом был окружен, а вскоре к Маунт-Кармел прибыло подкрепление. Осада усадьбы длилась 50 дней. По ночам ФБР непрерывно травило сектантов из репродукторов кошачьим мяуканьем, рэпом и громкой песней Нэнси Синатры, в которой она грозилась, что «эти ботинки пройдутся по тебе» с громкостью 100 децибел. Переговоры с обитателями дома результата не дали. Не помогло отключение электричества и водоснабжения: выяснилось, что осажденные располагают достаточными запасами воды для того, чтобы продержаться неопределенно долгое время. 14 апреля лидер общинников Дэвид Кореш заявил, что не капитулирует. В этот момент на столе госпожи Рино уже лежал план штурма дома. Впоследствии она заявила, что решающим аргументом в пользу силовой акции были сведения о том, что давидианцы якобы истязают детей. 19 апреля — то был уже 51-й день осады — федеральные силы пошли в атаку. В боевых действиях участвовало 700 человек, танки, вертолеты и армейское спецподразделение «Дельта». ФБР получило разрешение пускать в дом слезоточивый газ. Два вертолета сбрасывали на осажденных зажигательные бомбы. Деревянный хутор вспыхнул. Под прицельным огнем только 9 человек смогли спастись из огня. В дальнейшем им дали гигантские сроки. А 75, в том числе женщины и дети, и сам Дэвид Кореш, сгорели в пламени. Сгорели заживо, убитые агентами ФБР. ВОТ ВАМ И «ПРАВА ЧЕЛОВЕКА» и «ДЕМОКРАТИЯ ПО-АМЕРИКАНСКИ»! И это не где-то в Сербии или Ираке, это на своей территории, со своими гражданами. 



После этого конечно были массовые акции протеста против действий федеральных властей. Под давлением общественного мнения Рино была отстранена от должности, и в ходе слушаний в Конгрессе была признана «вопиющая халатность» в ее действиях. Но Маквей решил вершить собственное правосудие — в котором он прокурор, судья и палач в одном лице. Интеллектуал одиночка, что он мог в своей маленькой войне с огромной государственной машиной, которая его выбросила с армейской службы, как использованный презерватив? На протяжении двух лет Тимоти готовил свой ответный удар. Утром 19 апреля 1995 года он подогнал машину к федеральному центру в Оклахома-сити, вышел из машины и уехал. А вскоре прогремел взрыв. Погибло 168 человек и еще 500 получили ранения. В здании оказался садик, о котором Маквей не знал, и при взрыве погибло более 30 детей. Это единственное о чем он сожалел. Но основная масса погибших те — кого он выбрал в качестве жертв — федеральные сотрудники, агенты ФБР (кстати, погибшие дети – именно их отпрыски). Маквей был арестован спустя полтора часа после происшедшего. Его и машину, в которой он оставил бомбу, запомнили люди в Сити. Его задержали за незаконное ношение оружия и езду без прав, а затем, уже сравнив с фотороботом, арестовали. 

В 1998 году в тюрьме он написал эссе, в котором уподобил инцидент в Оклахоме бомбардировкам Хиросимы, Нагасаки и Багдада. 

«Изучив внешнюю политику США, я решил послать сигнал государству, которое становилось все более агрессивным, — написал Маквей. — Для этой цели я выбрал федеральное здание и государственных служащих, которые в нем находились, ибо они олицетворяют собой государство. Этот взрыв в нравственном и стратегическом смысле был эквивалентен ударам США по государственным зданиям в Сербии, Ираке и других странах». 



После смерти на последней странице дневника Маквея были найдены строки английского поэта XIX века Уильяма Хенли. Строки стихотворения «Непобеждённый» (Invictus), которые были гимном его жизни - 

Я – капитан души своей, 

Своей судьбы хозяин властный. 

Но Провидение наказало палачей. 11 сентября того же года, в день рождения Тимоти Маквея, исламисты в самоубийственной атаке на башни ВТЦ разрушили символ наднациональной финансовой олигархии, ненавистной любому белому патриоту Америки. 

читайте также

  • МАНИФЕСТ

      WotanJugend – Молот Национал-социализма, ломающий оковы современного мира.  Вместо лживого равенства мы утверждаем расовую и сословную…

  • Феогнид. Эллинская поэтическая евгеника.

    «Выражение «аристократический радикализм», которое Вы употребили, очень удачно. Это, позволю себе сказать, самые толковые слова, какие…

  • Сакральное Искусство - программный текст WotanJugend часть I

      Что есть истинное искусство? Чем высокое отличается от низкого, а благородное от дегенеративного? Каков путь становления творца, какова его…