Рене Жирар - «Козел отпущения», «Насилие и священное»



Французский антрополог Рене Жирар проделал большую работу, изучив влияние сакральных ценностей и их взаимосвязи с тем, что сегодня принято считать жестокостью и насилием. В самом деле, ещё Ницше провёл эту связь, назвав жестокость одним из самых старых и неустранимых оснований культуры в «Генеалогии морали». Персонажи различных мифологических систем демонстрируют жестокость, враждуя между собой и демонстрируя суровое отношение к людям, мечут громы и молнии в провинившихся, выступая олицетворением законности, возмездия или агрессии и воинственности, как бог войны Арес, разжигающий войны и схватки, где бы он не находился. Религиозные культы тоже порой требовали насилия, что можно увидеть прежде всего в понятии жертвоприношения, определявшего всю жизнь по-настоящему религиозного человека, желающего поддерживать эффективную связь с высшим миром. Уже Авраам положил на алтарь своего сына, намереваясь принести его в жертву богу, но посланный вовремя ангел предотвратил убийство, а вместо Исаака в жертву был принесён баран. Здесь возникает мотив искупительной жертвы, так называемого «козла отпущения» - практики, широко распространённой в религиозной традиции иудаизма в первом тысячелетии до нашей эры, когда грехи всего народа возлагались на жертвенных животных, часть которых убивали и сжигали на алтаре в качестве жертвоприношения Иегове, а одного козла уводили в пустыню, изгоняя тем самым нечистый дух. Этот обычай не был исключительно иудейским: более того, у массы других народов за несчастья и прегрешения всего города или государства, вызвавшие гнев высшей силы, наказывались люди - как самые прокажённые и отверженные (бродяги, нищие, преступники), так и самые знатные, например, священники или цари (царь и жрец в античном мире это слова-синонимы). Подробно об этом писал Джеймс Фрэзер в «Золотой ветви»: собственно, центральный персонаж этой книги, король-священник леса у озера Неми, посвящённого Артемиде, не умирал естественной смертью, но всегда был убит своим преемником - считалось, что к этому моменту он потерял свою силу и благосклонность богини, а сама функция царя-жреца Немейской чащи должна была пройти очистительный ритуал через подобное жертвоприношение. В Греции в качестве козла отпущения использовали как раз преступников или калек, прокажённых, бродяг, выбирая из их числа две жертвы, которые назывались фармаками, после чего их побивали камнями и изгоняли из города, а в редких случаях казнили, тем самым очищаясь от негативной ауры, которые несли с собой эти асоциальные элементы. У племени даков, проживавших в области современных Молдавии и Румынии, был обычай каждые четыре года посылать вестника своему богу Залмоксису: взяв его за руки и ноги, жертву, определённую жребием, сбрасывали на копья, причём считалось, что если посланник остался жив, то жертва не принята, а выживший обвинялся в преступных помыслах и становился изгоем. Такого рода примеры можно найти практически в любой традиционной культуре, что позволяет сделать вывод о далеко негуманном характере религиозных доктрин и обычаев, равнодушном к людским эмоциям и страданиям, поскольку он тесно связан с более значимыми, трансцендентными ценностями, и эта связь становится предметом рассмотрения французского автора в этих книгах. 

Книги «Насилие и священное», «Козел отпущения» представляют читателю широкий обзор множества примеров совершенно бесчеловечных мифологических сюжетов и реальных исторических обычаев, рассматривая их всесторонне, как продукт религиозного сознания и в большей степени, как манифестацию тёмной стороны человеческой натуры, жаждущей насилия, власти и жестокости и придающего своим первобытным инстинктам благообразный вид при помощи священной мотивации, отчасти, быть может, отвечая на импульсы, которые передаёт ему природа и всё мироздание в целом. Несмотря на то, что стиль автора - академический, а направление мысли гуманитарное, он создал ретроспективу «зловещих» ритуалов, традиций и верований, не побоявшись исследовать достаточно запретную для изучения область. Христианство, ставшее только «религией любви» и настаивающее на воспитании исключительно кротких сторон натуры, умалилось до моральной доктрины, которая к тому же делает принявших её духовно изнеженными и беззащитными; любая религия или религиозное мировоззрение, намеренное восстановить или поддерживать связь с богами, должна сочетать в себе светлую и тёмную сторону и располагать арсеналом средств как для поощрения утончённых добродетелей, так и для обуздания звериных сторон человеческой натуры, приведения её в необходимое русло, идущее в общем потоке традиции.

Поэтому в традиционном обществе, стоявшим перед необходимостью постоянной готовности к войне, охоте, дальним странствиям, борьбы со стихийными бедствиями, поддержания законов, нормой были мужские и женские общества с посвятительными обрядами, ритуальными поединками, жертвоприношениями, имевшими общественный характер, религиозное и воинское воспитание, воспитывавшее в членах племени привычку к борьбе, к стойкости перед лицом самых ужасных событий. Как Конрад Лоренц, обосновавший неизбежность насилия на уровне биологии, первичной и необходимой борьбы между организмами за расширение своего пространства обитания, Рене Жирар создал подобный труд в области сравнительного религиоведения и эти две книги можно считать хорошим подспорьем в развенчании гуманистической пропаганды, считающей любые проявления силы недопустимым и незаконным вмешательством.

Скачать книги можно по ссылкам:
https://goo.gl/XHB2kx
https://goo.gl/u8Bj8Q

читайте также

  • МАНИФЕСТ

      WotanJugend – Молот Национал-социализма, ломающий оковы современного мира.  Вместо лживого равенства мы утверждаем расовую и сословную…

  • Метафизика Войны

      Представляем вашему вниманию программный, обязательный для прочтения материал. "Базовым принципом, лежащим в основе всякого оправдания войны…

  • Мигель Серрано - «Герметический Круг: записки о двух дружбах» (1965)

    «Наш долг не только к вещам, он также и к людям; мы должны нести послание через поколения...» Жизнь всякого учёного, писателя или провидца,…