Альберт Лео Шлагетер - герой немецкой освободительной борьбы

 

 

Иконой белого добровольческого движения Германии в 1923 году стал Альберт Лео Шлагетер — монархист, один из основателей Национально-Социального объединения (позже объединенного с NSDAP) и мученик Национал-социалистического мартиролога.  26 мая 1923 года он был расстрелян. 

Альберт Лео Шлагетер - национальный герой Германии веймарского периода, сегодня незаслуженно забытый на своей Родине. В непростой для всего немецкого народа период он боролся за сохранение территориальной целостности страны, став активным участником фрайкоров, храбро сражаясь с большевиками в Прибалтике, в Силезии с польскими сепаратистами, совершая диверсии в Руре против оккупационных властей и был приговорен к смерти за свою непреклонную борьбу, став одним из символов высокой националистической идеи.

Альберт Лео Шлагетер родился 12 августа 1894 года шестым из одиннадцати детей в католической крестьянской семье в Шёнау (в Шварцвальде) в долине Визенталь. С ранних лет, он всегда был патриотом и глубоко религиозным, верующим человеком. После начала Первой Мировой войны молодой патриот записывается добровольцем на воинскую службу, поступив в 5-й Баденский полк полевой артиллерии. Он участвует в кровавых битвах на Сомме, Ипре и Вердене, получив два ранения, был отмечен Железными Крестами 1-й и 2-й степени и был произведён в офицеры в 1917 году, в возрасте 23 лет, приняв на себя командование батареей во время третьей битвы на Ипре. После демобилизации 11 декабря 1918 года Шлагетер сперва намеревался расстаться с армией и поступил на факультет политико-экономических наук Фрайбургского университета, но бурные события эпохи призывают политического солдата к борьбе за будущее Германии.

Являясь членом правой католической студенческой группы, он становится участником фрайкора, добровольческого формирования немецких военных, принимает участие в боях с большевиками в Прибалтике, в событиях Капповского путча 10-17 марта 1920 года, когда военные попытались сместить ненавистное «демократическое правительство» и в последующих столкновениях с Рурской Красной Армией, становясь настоящим боевым офицером, тесно связанным со своими солдатами, несмотря на отсутствие наград, постоянного жалованья или почестей. В 1921 году Альберт Лео Шлагетер в составе формирования Хайнца Хауэнштейна участвовал в подавлении тяжёлого Третьего Силезского восстания в приграничных с Польшей областях, где проявил изобретательность и отвагу. Его отряд совершил налёт на крепость Козел (ныне польский город Кендзежин-Козле), где французскими властями удерживались немецкие пленные, которых планировали отправить на каторжные работы в Кайенну, во Французскую Гвиану, освободив 17 заключённых немцев. При этом он спас от расправы находившихся там французов, что в последствии не уберегло его от смертного приговора. В последние дни Силезского восстания батарея Шлагетера, располагая единственным орудием, отличилась во время битвы при Аннаберге 21-26 мая 1921 года, победной для немцев, расстреливая прямой наводкой превосходящие массы врагов, польских мятежников.

После окончания боевых действий идейно близкий к национал-социалистам с самого начала своей добровольческой карьеры Шлагетер вместе Герхардом Россбахом и Хайнцем Хауенштайном становится основателем Национально-Социального объединения, а затем Германской рабочей партии, объединившегося с НСДАП в качестве коллективного члена (НСДАП втягивало в себя подобным образом множество мелких партий, ячеек и отдельных националистических групп). В это время с Германией происходит новая беда - французские войска оккупируют Рур, основной промышленный район Германии, устанавливают там оккупационную администрацию и начинают расхищение немецких богатств вместе с откровенным унижением местного населения. В начале 1923 года Шлагетер, ведущий неутомимую деятельность на благо своей страны, перебирается в Рур и возглавляет автономную группу националистов, совершающих отдельные нападения на ненавистных французов и их пособников, а также акции диверсий и саботажа. Из достоверно относящихся к группе Шлагетера диверсий называются прежде всего аварии на путях сообщений - крушение поезда на вокзале Хюгель в Эссене и повреждение полотна на железнодорожном мосту недалеко от Калькума. 

После удачного подрыва железнодорожного моста на линии Дюссельдорф-Дуйсбург, Шлагетер был арестован французской армией 7 апреля 1923 года по наводке школьного учителя-коммуниста Вальтера Кадова. Французский военный трибунал 8 мая 1923 года приговорил Шлагетера к смерти. Несмотря на прокатившуюся по всей Германии волну протестов (распространившейся даже на нейтральные страны), указания на многочисленные случаи спасения Шлагетером от смерти военнослужащих французской армии и просьбу германского правительства о помиловании осужденного, французский президент Раймон Пуанкаре своим личным распоряжением утвердил смертный приговор. Сам Шлагетер отказался подавать прошение о помиловании, заявив: «Я не привык просить о пощаде» 



Шлагетер был расстрелян французами на Гольцгеймской пустоши 26 мая 1923 года. Его последними словами была фраза, ставшая легендарной после его смерти:

«Будь кем хочешь, но имей мужество, быть всецело тем, кто ты есть» (нем.: «Sei was du willst, aber was du bist, habe den Mut, ganz zu sein»). 



Первым делом его соратники решили отомстить предполагаемому изменнику, которым, по их мнению, оказался местный коммунист и школьный учитель Вальтер Кадов. Его вывезли в лес, жестоко избили палками, перерезали горло и дважды выстрелили в затылок. За это убийство Рудольф Хёсс, будущий комендант Освенцима, получил 9 лет тюрьмы и отсидел из них 4 года, а Мартин Борман, также принимавший участие в расправе, сумел скрыться и уйти от суда. Но главное, что после смерти Шлагетера началось его активное прославление и героизация, которая не прекращалась до 1945 года. Шлагетер стал одним из первых мучеников национал-социализма, его ставили в пример как образец истинного патриота, которым он действительно являлся. Немецкий драматург Ганс Йост написал пьесу "Шлагетер", приуроченную ко дню рождения Фюрера 20 апреля 1933 года, в которой впервые прозвучала знаменитая фраза "Когда я слышу слово культура, моя рука тянется к пистолету". При национальной власти в Германии Шлагетеру посвящали стихи и картины, ему ставили памятники, его именем называли воинские формирования. Тем поразительнее, как изменилось отношение к немецкому воину в послевоенные годы. Либеральные историки критиковали Шлагетера за излишнюю воинственность и жестокость, проявленную к врагам, оправдывали расстрелявших его французов и прямо занимались очернительством, предавая собственную историю, преуменьшая масштаб его фигуры. А ведь это была сильнейшая личность и самобытный оригинальный мыслитель, который мог бы стать одним из лидеров Германии со временем (в одном из своих писем он писал: «Если политики в наше время, когда враги стоят у всех границ, чтобы оторвать себе нашу землю, не находят более важного занятия, чем болтать и накапливать протоколы заседаний, значит, мы и есть государство, так как только в нас еще жива вера в народ и отечество»). Только националисты ещё хранят расовую гордость и память о славных страницах прошлого, отдавая должное великому немецкому герою, прожившему свою короткую жизнь достойно, согласно убеждению - Sei was du willst aber was du bist habe den mut ganz zu sein («Будь, кем ты хочешь, но имей мужество быть тем, кто ты есть, до конца»).

(По материалам книги Германа Биллунга "Альберт Лео Шлагетер - герой немецкой освободительной борьбы")

 

читайте также

  • МАНИФЕСТ

      WotanJugend – Молот Национал-социализма, ломающий оковы современного мира.  Вместо лживого равенства мы утверждаем расовую и сословную…

  • Феогнид. Эллинская поэтическая евгеника.

    «Выражение «аристократический радикализм», которое Вы употребили, очень удачно. Это, позволю себе сказать, самые толковые слова, какие…

  • Сакральное Искусство - программный текст WotanJugend часть I

      Что есть истинное искусство? Чем высокое отличается от низкого, а благородное от дегенеративного? Каков путь становления творца, какова его…