4 благородных вида смерти



Современный западный человек не любит говорить о смерти. Если и говорит, то обычно пытается прибегнуть или к философствованию (о конечности бытия и т.п.), или упадочному нытью, или же глумлению-эстетству - недаром большую популярность приобрели фильмы-слэшеры, документалистика о смерти типа серии кино "Лики смерти", и всевозможные фильмы ужасов.

Невозможно сказать о живом человеке, что он прожил достойную жизнь, или является героем. Такое возможно лишь после его смерти. Прежде всего, кроме достойной жизни существует еще и достойная смерть.

Мы считаем, что смертность надо, во-первых, осознать. А во-вторых - наделить достойную смерть высшим приоритетом.

Поэтому утверждаем: существует всего лишь 4 вида благородного ухода из жизни. В этом утверждении мы опираемся на опыт и мудрость индоевропейских народов тех времен, когда ими правила настоящая воинская аристократия. Будем приводить цитаты из авторитетных источников - сакральных текстов индоевропейцев, и жизненные примеры из истории героических культур.
 

Первый вид - смерть в бою.

Нет ничего благороднее смерти в бою. Храбрость - элитарное качество. Никакого "массового героизма" не существует. Есть только личное мужество, и оно подобно опасной скале, на которую забраться могут лишь единицы. Когда человек, воспитавший в себе качества, отличающие его от "человека обычного", возвышающие его объективно, сознательно бросает свое бренное тело в бой на вражеские мечи, копья, пули, пушечные снаряды - законы реальности искривляются, и храбрость вступает с материей в бой за вечность. Приведем цитаты из индоевропейских священных текстов.

"Речи Высокого" (Старшая Эдда):

"Гибнут стада,

родня умирает,

и смертен ты сам;

но знаю одно,

что вечно бессмертно:

умершего слава.".

" Глупый надеется

смерти не встретить,

коль битв избегает;

но старость настанет -

никто от нее

не сыщет защиты."

"Бхагавад-Гита":

"31. Учитывая свой особый долг, ты не должен колебаться; нет ничего лучшего для кшатрия, чем праведная битва.

32. О Партха, счастливы те кшатрии, которым выпадает на долю такая битва, открывающая врата рая.

33. Но если ты не будешь сражаться в этой праведной битве, то навлечешь на себя грех, отвергнув свой долг и честь.

34. Люди постоянно будут говорить о твоем бесчестии, а для почитаемого человека бесчестие хуже смерти.

35. Великие воины будут думать, что ты не вступил в бой из-за страха. И они, почитавшие тебя прежде, станут презирать тебя.

36. Враги, презрев твою силу, скажут много обидных слов о тебе. Что может быть мучительнее этого?

37. Или тебя убьют, и ты попадешь на небеса, или, победив, ты насладишься земным царством. Поэтому встань, о сын Кунти, и решайся на битву.

38.Сражайся, относясь одинаково к счастью и горю, к потере и приобретению, к победе и поражению. Так ты избегнешь греха."

Этих цитат достаточно, чтобы подтвердить благородство смерти в бою. В этом типе смерти нам являет себя фигура Героя - вневременная, вечная.
 

Второй вид - смерть в мучениях от пыток, или же казнь.


 

Сотни и тысячи благородных воинов погибли в плену у врага, после страшных мучений и пыток. К сожалению, только в героических культурах существует культ рыцарского уважения к врагу - хоть, кстати, и не везде, и не в отношении всех без исключения. В современном мире, в основном, мы сталкиваемся с крысиным, жестоким и подлым типом людей, служащих в силовых репрессивных структурах, либо находящихся в других подобных по духу организациях, и подвергающим пленных сильным страданиям от пыток.

Что ж, реальность такова, и мы можем только провозгласить: страдания очищают человека. Тот, кто вытерпел муки пыток за свое дело и свою честь, не сломался и, в результате, погиб - человек чистый и благородный. История нам представляет большое количество таких примеров. Замученные НКВД повстанцы, европейские вожди Хосе Антонио Примо де Ривьера и Корнелиу Кодряну, десятки бойцов современного подполья, замученные и казненные в застенках глобальных режимов.

Этот вид смерти открывает нам другую благородную фигуру: Мученика. Не стоит воспринимать это понятие в христианском контексте: он имеет и другой, в общем европейский, воинский смысл.


Третий вид - сознательное спокойное самоубийство.


История демонстрирует нам два типа самоубийц. К первому относятся слабые люди, которые потеряли смысл бытия, или же устали от жизни, были охвачены отчаянием и другими чувствами, над которыми не имели власти, и совершили самоубийство вследствие своей слабости. Таких людей благородными мы отнюдь не назовем.

Другой тип, благородный тип - это самоубийца, который при жизни был твердой, непоколебимой, сильной личностью, и совершает самоубийство по определенным важным причинам. Что это за причины?

Самоубийство:

в качестве наказания за невыполнение обязанности (или неуспешного исполнения обязанности);

по приказу командира;

как призыв к борьбе;

как очищение от бесчестия и позора;

как плевок в лицо врагу / толпе / государству и демонстрация своей свободы;

как самопожертвование.

Кого мы назовем среди выдающихся людей героического типа, совершивших самоубийство при таких обстоятельствах?

Грек Аякс Теламонид - совершил самоубийство, смывая с себя позор безумия; афинский царь Кодр - совершил самоубийство, жертвуя собой перед богами; афинянин Фемистокл - совершил самоубийство, чтобы не идти войной на греков; римлянин Марк Порций Катон - совершил самоубийство, не желая подчиняться Цезарю; римлянин Луций Анней Сенека - совершил самоубийство по приказу императора Нерона; римлянин Публий Квинтилий Вар - совершил самоубийство, чтобы смыть с себя позор поражения в битве в Тевтобургском лесу, римлянка Лукреция - совершила самоубийство, чтобы смыть с себя позор после изнасилования; а еще - 47 японских ронинов, которые мстили за своего командира; японские средневековые полководцы Ода Нобунага и Сибата Кацюие, японские генералы Комацубара Мититаро, Тё Исаму и многие другие, совершившие самоубийство, смывая поражение в битвах 30-40х годов прошлого века, известный писатель и ультраправый политик, лидер ордена "Tatenokai" Юкио Мисима, лидер французских правых Доминик Веннер, хорватский генерал Слободан Пральяк...

Как видите, примеров много. И множество примеров мы не привели, поскольку тогда пришлось бы увеличить этот текст на много страниц с именами. Перед нами, сквозь имена, возникает Чистый - тот, что избавился от грязи этого мира, от любых пут, сковывающих его, и обрёл высокую честь - войти в ворота смерти полностью сознательно, спокойно и решительно.


Четвертый вид - уход в медитативную монашескую жизнь по достижению старости.


 

Мы имеем в виду осознанный отказ от мира, после прожитой героической жизни, полной свершений и преодолений. Жизненный выбор в пользу аскезы, созерцания, мудрости и духовных упражнений. Лучшим примером такого выбора ухода из жизни для нас является средневековый рыцарь Бертран де Борн. Известный своим прославлением войны в стихах, храбростью в бою и куртуазностью, он, в конце своей жизни, ушел в цистерцианский монастырь Далон и там провел свои последние годы. Уместно привести одно из стихотворений времен его бурной рыцарской молодости.

Мила мне радость вешних дней,

И свежих листьев, и цветов,

И в зелени густых ветвей

Звучанье чистых голосов,—

Там птиц ютится стая.

Милей — глазами по лугам

Считать шатры и здесь и там

И, схватки ожидая,

Скользить по рыцарским рядам

И по оседланным коням.

Мила разведка мне — и с ней,

Смятенье мирных очагов,

И тяжкий топот лошадей,

И рать несметная врагов.

И весело всегда я

Спешу на приступ к высотам

И к крепким замковым стенам,

Верхом переплывая

Глубокий ров,— как, горд и прям,

Вознесся замок к облакам!

Лишь тот мне мил среди князей,

Кто в битву ринуться готов,

Чтоб пылкой доблестью своей

Бодрить сердца своих бойцов,

Доспехами бряцая.

Я ничего за тех не дам

Чей меч в бездействии упрям,

Кто, в схватку попадая,

Так ран боится, что и сам

Не бьет по вражеским бойцам.

Вот, под немолчный стук мечей

О сталь щитов и шишаков,

Бег обезумевших коней

По трупам павших седоков!

А стычка удалая

Вассалов! Любо их мечам

Гулять по грудям, по плечам,

Удары раздавая!

Здесь гибель ходит по пятам,

Но лучше смерть, чем стыд и срам.

Мне пыл сражения милей

Вина и всех земных плодов.

Вот слышен клич: "Вперед! Смелей!"

И ржание, и стук подков.

Вот, кровью истекая,

Зовут своих: "На помощь! К нам!"

Боец и вождь в провалы ям

Летят, траву хватая,

С шипеньем кровь по головням

Бежит, подобная ручьям...

На бой, бароны края!

Скарб, замки — всё в заклад, а там

Недолго праздновать врагам!

 

Такая "смерть для мира" - мира в смысле слова "мирское" - может стать новым рождением, "оживанием" для божественного. Тот, кто в течение жизни не нашел определенных ответов и прозрений на пути своего "кастового назначения" - воинского, прежде всего - сможет их найти в переходе к уединённому медитативному погружению в тайны Вселенной и человеческой сущности. Найдя себя в аскезе, и, постигнув высшие состояния существования, которые открываются через духовные практики индоевропейских традиций, уйти из этой жизни – такой смысл этого пути.

Здесь перед нами - фигура Аскета, который уходит от мирского, пренебрегая материей и ее цепями.

***

Таковы 4 благородных вида смерти.
 

В древнем мире главной целью человека, воина, было не создать что-то новое, а повторить нечто безличностно - приблизиться к архетипу, вечному образу. И это должно стать смыслом нашей жизни - повторить путь одной из благородных фигур, и закончить свою жизнь согласно пути Героя, Мученика, Чистого и Аскета.

Материал предоставлен молодёжным движением Авангард 

читайте также

  • Три фактора белой победы

    Поскольку назрела необходимость выработать общую концепцию действий и схему развития событий, то нужно выделить те факторы, которые могут стать точками…

  • Метафизика опричнины

    Периоду правления Ивана IV, а в особенности теме опричнины, в отечественной историографии уделен не один десяток трудов разной степени значимости и объема.…

  • Раса Рима

      Происхождение и распространение римлян   Языкознание и изучение доисторической эпохи ищут прародины италиков – среди которых ведущим…