Теодор Киттельсен (1857 - 1914)

  

В расовом наследии духа встречаются художники, музыканты, творцы, порой недооценённые, но тем не менее оставившие глубокий след в искусстве и богатое творческое наследие.Теодор Киттельсен - один из таких европейских писателей и художников, что наиболее своеобразно выразили в своих картинах извечную Северную Традицию, который поднимался к вершинам выразительного искусства шаг за шагом, минуя непростые жизненные трудности. 



Теодор Киттельсен родился 27 апреля 1857 года в небольшом городке Крагерё в графстве Телемарк, Норвегия, в семье купца Йоханнеса Киттельсена, вторым из восьми детей. С детского возраста он приобщился к рисованию, однако вся его юность прошла под знаком борьбы за выживание. После смерти отца в 11-летнем возрасте мальчик был вынужден искать себе работу, и был принят в качестве ученика часовых дел мастера. Его жизнь изменилась в лучшую сторону только в 17 лет после знакомства с меценатом Дидрихом Марией Олом, который рассмотрел в молодом художнике-любителе недюжинный талант и оплатил его переезд в столицу Норвегии Кристианию (позднее получившую другое название Осло), обучение в школе художественного мастерства, а также посещение Королевского Колледжа. Щедрая финансовая поддержка со стороны мецената позволила Киттельсену спустя два года продолжить обучение в Мюнхене, где он продолжал оттачивать своё мастерство и профессиональные навыки.

 

В это время Киттельсен впервые начал зарабатывать в качестве иллюстратора немецких газет и журналов. Уже на этом этапе он начал нащупывать свой характерный стиль, который проявлялся не в монументальных полотнах, но, скорее, в создании иллюстрации и миниатюр, в которых, тем не менее, содержался порой целый мир, представленный в воображении художника. Киттельсен писал: «Мне более всего по душе таинственное, сказочное и величественное в нашей природе, и если я не смогу впредь совмещать свою работу с разумным изучением природы, я боюсь, что невольно отупею в своих чувствах. Мне становится всё более и более ясно, что я должен делать, у меня всё больше и больше идей — но я должен вернуться домой, иначе из этого ничего не выйдет». 



В 1887 году после кратковременного посещения Парижа и возвращения в Мюнхен, Теодор Киттельсен возвратился в Норвегию, на этот раз навсегда.  

Киттельсен писал: «Мне более всего по душе таинственное, сказочное и величественное в нашей природе, и если я не смогу впредь совмещать свою работу с разумным изучением природы, я боюсь, что невольно отупею в своих чувствах. Мне становится всё более и более ясно, что я должен делать, у меня всё больше и больше идей — но я должен вернуться домой, иначе из этого ничего не выйдет». 

Первое время он жил со своей сестрой и её мужем, содержавшими стекольный магазинчик, а когда его зять получил должность смотрителя маяка на Лафотенских островах, отправился с ними в это живописное место, чтобы полностью посвятить себя творчеству. 

Здесь, на острове Скомвар (Лофотенские острова), местная природа вдохновляет и наталкивает его на создание нескольких серий рисунков, которые были изданы отдельными книгами (тексты написал также Киттельсен): «Жизнь в стеснённых обстоятельствах» (Fra Livet i de smaa Forholde, 1890), «С Лофотенских островов» (Fra Lofoten, 1890-1891) и «Колдовство» (Troldskab, 1892).



Семейство Киттельсенов неоднократно переезжало, живя в разных уголках Норвегии. Самым долгим и счастливым было пребывание в имении Лаувлиа в норвежской провинции Сигдал: там Теодор Киттельсен провел свои лучшие творческие годы. В этот период Киттельсен был принят на работу для иллюстрации норвежских сказках (Norske Folkeeventyr), создав и многочисленные собственные произведения: «Черная Смерть»(Svartedauen), «В животном царстве», «Есть ли душа у животных?», в которой изобразил животных в антропоморфном варианте с человеческими повадками, что особенно характерно для его творчества. В руках норвежского мастера кисть и краски будто бы оживали, давая жизнь удивительным существам, приподнимая завесу призрачного мира, который незримо окружает нас, причём рисунки троллей в его исполнении вызвали такое восхищение, что и сегодня считаются их натуральным обликом. В 1908 году Теодор Киттельсен стал Рыцарем Королевского Норвежского ордена Святого Олафа. Тем не менее, из-за материальных трудностей он был вынужден продать и оставить своё имение в 1910 году, когда здоровье начало его подводить. Он получил стипендию художника в 1911 году, но умер в нужде в 1914 году. После себя он оставил не только множество рисунков, миниатюр и картин, но и девять детей, которых нажил со своей женой в счастливом браке. 



Творческое наследие Киттельсена и сегодня в значительной степени и остаётся недооценённым и недостаточно хорошо изученным – в основном известны лишь его изображения из «Волшебных сказок Норвегии», иллюстрации к Перу Гюнту, да сюжеты из книги про Чёрную Смерть. Для профессиональных художников он остаётся прежде всего иллюстратором и это мешает по достоинству оценить его картины, которые исполнены в минималистичной манере и наполнены волшебством и чудесной мистикой природы, пропитаны глубокой ностальгией по одухотворённой жизни. Зато в обложках многих альбомов металлических групп, таких как Burzum, Empyrium, Otyg и Carpathian Forest часто используются иллюстрации выдающегося норвежского мастера. 

Fattigmannen, 1894-95 (Нищий)

Картины и изображения Киттельсена создали мир, в котором человек не занимает ведущего положения, но отступает на задний план, являясь лишь малой частью тех сил, которые действуют в природе, согласно его признанию: «Мы любим тебя, глухой, тёмный лес, таким, какой ты есть, — сильным и мрачным. Ты — наша любимая книжка с картинками - вот белка грызёт шишку, синица выглядывает из сосновых веток, медведь ревёт в рощице. И лесной тролль идёт, тяжело ступая и держа голову высоко над верхушками деревьев». 

Sjøtrollet, 1887 (Морской тролль)

 

Nøkken, 1887-92 (Водяной)

читайте также

  • МАНИФЕСТ

      WotanJugend – Молот Национал-социализма, ломающий оковы современного мира.  Вместо лживого равенства мы утверждаем расовую и сословную…

  • Феогнид. Эллинская поэтическая евгеника.

    «Выражение «аристократический радикализм», которое Вы употребили, очень удачно. Это, позволю себе сказать, самые толковые слова, какие…

  • Будь трезв!

      Сейчас сложно понять, отчего и как в создании миллионов закрепился стереотип, что праздник немыслим без алкоголя, но с помощью чего он поддерживается,…