Корнелиу Кодряну глазами Эволы 

Корнелиу Кодряну

Среди вождей различных движений национального возрождения, возникших в период между двумя мировыми войнами, из тех, с которыми я имел возможность познакомиться лично, мне особенно запомнился Корнелиу Кодряну, вождь румынской «Железной Гвардии», как одна из наиболее праведных, благородных и чистых фигур. Весной 1936 года, во время одной из исследовательских поездок по разным странам Европы, предпринятым мной в тот период, я встретился с ним в Бухаресте.

Барон Юлиус Эвола


Наша машина быстро оставляет за спиной центр Бухареста, то странное место, где вместе уживаются маленькие небоскребы и современные кварталы, последние преимущественно «функционального» вида, построенные частично по парижскому, частично по американскому образцу. Единственный необычный элемент в этой окрестности представляют собой меховые шапки, которые носят полицейские и гражданские лица. Мы достигаем Северного вокзала, сворачиваем оттуда на пыльное шоссе, по обе стороны которого нанизываются друг за другом дома, по своей архитектуре напоминающие о старой Вене. Дорога идет прямо до примыкающих к городской окраине полей. После доброго получаса пути наша машина поворачивает налево, достигает полевой дороги и останавливается перед почти изолированно стоящим между пашнями домом. Речь идет о так называемом «Casa verde», Зеленом доме, местонахождении вождя румынской «Железной Гвардии».

Легионеры вместе со своим вождём во время строительства "Зелёного Дома" (на заднем плане)


«Мы построили его нашими собственными руками», объясняют с заметной гордостью сопровождающие нас легионеры. Интеллектуалы и ремесленники вместе построили резиденцию своего руководителя, обладающую явным ритуальным и символическим характером. Дом демонстрирует традиционно румынский стиль, по обе стороны продлевается к открытой дугообразной галерее, которая нам почти полностью напоминает о монастырской крытой галерее.

"Зелёный Дом" - фортпост легионеров

Мы вступаем в дом, поднимаемся на верхний этаж. Молодой человек встречает нас, стройный и высокий, по-спортивному одетый, с открытым лицом, которое излучает благородство, энергичную решимость и верность. Кодряну производил впечатление уже одним своим физическим обликом. Высокий, хорошо сложенный, он воплощал в себе «арийско-романский» тип, который и в Румынии имеет своих представителей, восходя, с одной стороны, к римской колонизации Дакии, но также и к индоевропейским племенам, поселившихся там в самой далекой древности. Его лицо и манера говорить убеждали в том, что перед вами человек, для которого жестокость, бесчестность, неверность и предательство абсолютно невозможны. В первую очередь, на этом основывался его необычайный авторитет. Его последователи чувствовали к его личности куда более сильную привязанность, чем это обычно бывает у политических соратников.

В тот период ситуация в Румынии между правительством короля и «Железной Гвардией» была достаточно напряженной. Буквально чувствовалась атмосфера, позднее вылившаяся в трагедию. В итальянском посольстве мне сказали, что встречаться с Кодряну не стоит; румынские власти немедленно высылали всех иностранцев, вошедших с ним в контакт. Я не прислушался к этому предостережению. Один румын, с которым я поддерживал отношения, поскольку он интересовался традиционалистскими исследованиями, выступил в роли посредника.

Через некоторое время после того, как я выразил желание встретиться, в номере отеля, где я жил, тихо появились два посланника, чтобы отвести меня к своему руководителю, в знаменитую Casa Verde – Зеленый дом. Построенный на окраине Бухареста самими легионерами, он являлся центральным штабом всего движения.

После того, что в Румынии является традиционным ритуалом гостеприимства – гостю предлагают маленькую тарелочку со сладким мармеладом и стакан воды – появился Кодряну и в ту же минуту, с самых первых слов между нами установилось душевное взаимопонимание. Он знал о моей книге «Восстание против современного мира», которая, за два года до того изданная на немецком языке, вызвала значительный резонанс во всей Средней Европе. Мой интерес придать политической борьбе духовную и традиционную основу, как раз в случае с Кодряну облегчал наше особое сближение. Так как я не знаю румынского языка, он объяснялся на французском, формулируя при этом свои мысли в очень точной и продуманной форме.

Мысли и ход этой беседы я очень хорошо запомнил, прежде всего, ту интересную характеристику, которую Кодряну дал фашизму, немецкому национал-социализму и своему собственному движению. Он сказал, что в любом организме существуют три принципа: телесная форма, жизненная сила и дух. Движение национального возрождения не может развиваться, если оно делает ударение на тот или иной принцип. Согласно Кодряну, в фашизме доминировал принцип формы, как формообразующей политической идеи, это означало приоритет государства. Наследие Рима было тут организующей силой. Зато в немецком национал-социализме особое внимание уделяется принципу жизненной силы. Оттуда происходит то положение, которое занимает в нем раса. Миф расы, апелляции к крови и, национально-расовой общности стоят в центре внимания национал-социализма. С другой стороны, для «Железной Гвардии» точкой отсчета является духовный элемент, религиозные и аскетические ценности, которые для Кодряну были тесно связаны между собой.

Он говорил, что в румынском народе есть что-то дряхлое. Глубочайшее обновление, которое исходило бы из души отдельного человека и которое было бы направлено против всего, что подчиняется корысти, низменным интересам, политиканству и коммерческим махинациям – необходимо для оздоровления народа. Потому он видел в «Железной Гвардии» не столько партию, сколько движение на службе этой высокой миссии.

Он не верил в часто предпринимавшиеся попытки консолидации страны, которая управляется демократически, и через существующую монархию. Говоря о религиозном вопросе, Кодряну намекнул на то, что историческая ситуация в такой стране как Румыния в этом смысле благоприятна, так как православное христианство не знает противостояния между универсализмом церкви и национальной идеей. Потому православная церковь могла бы стать солидарным попутчиком и соратником при обновлении государства, и народа в духе национальной революции. Поэтому религиозные, еще больше – мистические и аскетические ценности являлись основой в организации румынской «Железной Гвардии». Характерно название «Легион Архангела Михаила», под которым движение легионеров выступало с самого начала. Не только молитве, но и строгому посту уделялось особое внимание. Под молитвой Кодряну понимал внутреннюю душевную соборность и развитие сил. От руководителей, в первую очередь, но и от каждого отдельного члена «Железной Гвардии» требовался добровольный строгий стиль жизни. На общественных мероприятиях и светских праздниках легионеру нечего было делать. Роскошь и расточительство были ему чужды.

В Легионе, кстати, был особый культ мертвых героев легиона. Ритуал «Presente!» – «Здесь!», распространенный также у фашистов, практиковался в формах, в которых некоторым видели даже магические элементы. Моца и Марин, два руководителя румынских легионеров и личные друзья Кодряну, павшие в гражданской войне в Испании, как мученики являлись объектами особого культа.

В долгой беседе с Кодряну мы говорили и на многие другие темы. Затем он сопроводил меня в машине до отеля. Это был своего рода вызов – я ведь уже упомянул о предупреждении, сделанном мне итальянским посольством. Когда я спросил, есть ли у «Железной Гвардии» какой-либо значок, он показал мне один и передал мне. Это был маленький кружок, похожий на тот, что носили в петлицах SS, когда ходили в гражданской одежде, с черной решеткой на зеленом фоне. Я спросил, что означает этот символ; Кодряну ограничился шутливым ответом: «Наверное, это прутья тюремной решетки». К сожалению в этих словах было печальное предчувствие. К

Конец Кодряну известен. Король, совращенный злыми нашептываниями своей любовницы еврейки Вольф-Лупеску и окружавшей ее псевдодемократической камарильи, состоявшей из масонских и других оккультных элементов, решил быстро расправиться с кажущейся ему все более опасной «Железной Гвардией», которая объединяла все большую часть здорового населения, в первую очередь, молодежи. Начались массовые аресты, и при этом был арестован также и Кодряну. С ним расправились также как и с Этторе Мути: распространили ложь, что его якобы застрелили при попытке к бегству. Но этим преступлением король подготовил свое собственное падение. Пришел режим генерала Антонеску, военного, прежнего сторонника Кодряну. В конце Второй мировой войны Румыния была втянута в военное поражение стран Оси, и вошедшая в страну Красная армия насильственно установила в ней коммунистический режим.

Но многие элементы «Железной Гвардии» выжили. В коммунистических тюрьмах и в изгнании на Западе они оставались верны идее своего Капитана. Они активно действовали в рядах различных боевых организаций по всей Европе, особенно в Испании. Во Франции они были среди тех патриотов, которые подготовили духовную основу для движения военных. Это и их заслуга в том, что это движение приобрело духовные и традиционные черты. К сожалению, движение это было предано и позднее жестоко подавлено Де Голлем. После этого легионеры вступили в ОАС и подобные организации. 

Наследие Кодряну живо и будет жить вечно.

Перевод с итальянского В.В. Ванюшкиной
(первая публикация в Il Regime Fascita, 22.3.1938)

читайте также

  • МАНИФЕСТ

      WotanJugend – Молот Национал-социализма, ломающий оковы современного мира.  Вместо лживого равенства мы утверждаем расовую и сословную…

  • Феогнид. Эллинская поэтическая евгеника.

    «Выражение «аристократический радикализм», которое Вы употребили, очень удачно. Это, позволю себе сказать, самые толковые слова, какие…

  • Сакральное Искусство - программный текст WotanJugend часть I

      Что есть истинное искусство? Чем высокое отличается от низкого, а благородное от дегенеративного? Каков путь становления творца, какова его…