Молния и Солнце: Игумен всея Руси



«Небесных сил избранного воеводу, от Бога посланного мудрого оружника и грозного полчянина и победителя вражиим силам, святого ангела, поюще, хвалим...»

Есть люди, которые, как ядерные заряды, разрывают историю До и После, оценки деятельности которых часто оказываются полярными и любое упоминание о которых, особенно в неожиданном ключе, приводят к бурной и продолжительной дискуссии, ведущейся с необычайным накалом. Для русской истории одной из таких фигур является, безусловно, личность первого московского царя Иоанна Васильевича Грозного, вокруг имени которого намешено много лжи, домыслов и фальсификаций, причём за ними нелегко увидеть истинный облик крупнейшего деятеля русской истории, оценить величие и масштаб его личности. Имеет смысл дать краткий обзор его продолжительного правления, чтобы выйти за рамки вымыслов и догм об Иване IV, навязанных русскому обществу его идеологическими противниками. 

Создание негативного облика великого русского царя, создателя централизованного русского государства имперского типа, начинается уже с упоминания его прозвища - Грозный, причём подразумевается обычно, что прозвище это он получил в ходе массовых репрессий и опасен был в первую очередь для своего народа. Между тем, Грозным государь Иван Васильевич был назван после взятия Казани в 1552 году, 22-х лет от роду, разгромив крупный центр работорговли захваченными славянами на берегах Волги и проложив путь к дальнейшему освоению Урала и Сибири. Речь людей XVI-го столетия отличалась от современной и одни и те же слова имели разные интонации, и поэтому, по свидетельству Владимира Даля, слово Грозный в данном ключе означает «мужественный, величественный, держащий врагов в страхе, а народ в повиновении». Здесь проскальзывает и эзотерическая подоплёка, связанная с образом судьи и воителя, посланного с небес, чтобы внушать недостойным священный ужас. В последнее время и западные историки изменили традиционно ошибочное написание прозвища Ivan the Terrible на более подходящее Ivan the Formidable.

Почти все упрёки и критические высказывания в адрес Ивана Грозного основаны либо на эмоциях и обычном невежестве, либо на демократических симпатиях оппонента, так как, во первых, для объективного взгляда на деятельность царя нужно знать сами его деяния, свершения, их историческое значение, а также представлять себе всю эту кровавую эпоху с её суровыми закономерностями. Конечно, заходит речь о злодеяниях Ивана IV-го и он безоговорочно осуждается за них вместе со всем московским государством этой эпохи, причём на царя навешивается ярлык тирана, а на русское государство ярлык тёмного царства, что как раз соответствует пропаганде противников Московии времён Ливонской войны 1558—1583 годов. Если учесть исторические реалии этого периода, то картина выглядит несколько иначе и действия царя, расправы с внутренними противниками и завоевательные походы имеют свою цель - борьба с сепаратизмом областей, крупной аристократией, олигархией, не желавшей сдавать свои полномочия, с опорой на выходцев из низов, а также борьба за укрепление и расширение государства, доверенной царю свыше "вотчины". Вспомним о том, что семья Грозного была истреблена неизвестными людьми, по всей видимости, наиболее знатными боярами: отравлена была его мать княгиня Елена Глинская, первая жена Анастасия, вторая жена Мария, старший сын Иван, младший сын царевич Дмитрий умер при загадочных обстоятельствах во время правления Годунова. Сам царь, видимо, был отравлен приближёнными 18 марта 1584 года, оставив наследником слабоумного сына Фёдора, у которого родилась дочь. Поэтому угроза царскому семейству действительно была и никак не способствовала смягчению характера Грозного. 

В то время централизованное государство на территории Руси только создавалось и далеко не окрепло, поэтому царю требовался инструмент, личное войско для подчинения непокорного боярства, не желавшего видеть над собой реальной власти. Этим инструментом стала опричнина, то есть приближение к царю особой группы людей и последователей, ставших его силовым аппаратом, набранных в основном из молодого тогда ещё дворянского сословия - по происхождению это служивые люди, обычно из младших отпрысков боярских семей, вынужденные добиваться земель и достойного жалования своими собственными деяниями. В годы правления матери Иоанна, Елены Глинской, не имевшей средств, чтобы усмирить распоявшееся высшее боярство, крупные аристократы часто захватывали не принадлежавшие им ранее земли; царь же, напротив, отчуждал огромную часть земель в свою пользу и из этого фонда выделял земли для кормления тем людям, которых считал полезными и нужными для государства, то есть провёл "пересмотр итогов приватизации". Реформы такого рода естественно была встречена в штыки сословием высшего ранга; для усмирения недовольства и использовались опричники (с поправкой на исторические реалии можно говорить о том, что на Руси в то время проводилась политика национал-социализма с харизматичным вождём фюрерского типа во главе иерархической пирамиды). Участники Избранной рады Сильвестр и Алексей Адашев, беглый предатель князь Андрей Курбский, задушенный опричниками патриарх Филипп Колычёв, последний удельный князь Владимир Андреевич Старицкий, притязавший на царский престол, отказавшийся дать присягу сыну Иоанна Грозного и вынужденный принять яд - это все сторонники олигархической власти крупных землевладельцев, готовые принять царя только в качестве арбитра, но не безусловного лидера. Поход опричного войска на Новгород в январе 1570 года был вызван борьбой с сепаратистскими устремлениями местной знати, не терявшей надежды выйти из-под контроля русского владыки. Число жертв похода историк Руслан Григорьевич Скрынников оценивает в 1,5-2 тысячи человек на 30 тысячный город, добавляя, что Грозному и его войску могли приписать в качестве убитых всех жертв голода и чумы на Северо-Западе Руси в то время. Занимавшийся очернительством Иоанна Грозного Николай Карамзин не постеснялся говорить о сотнях тысяч жертв новгородского похода, но вряд ли можно верить потомку татарского мурзы и представителю компрадорской части аристократии, откровенному западнику в этом вопросе. 

Интересная оценка общего количества жертв за всё правление Грозного. Скрынников говорит о 5-7 тысячах казнённых (конечно, многие были убиты мучительным образом, как это было принято в то время). Явный русофоб советский историк Кобрин говорит о десятках тысяч преданных казни, не называя конкретной цифры. Если же посмотреть, что в этот же период творилось в Европе, то мы увидим, что Генрих VIII казнил восемьдесят тысяч подданных в основном незнатного происхождения: это были согнанные с земель в результате огораживания крестьяне. В Нидерландах под властью испанских владык Карла V и Филиппа II число жертв доходило до 100 тысяч. Во время Варфоломеевской ночи 23 августа 1572 года в Париже было убито более 3 тысяч гугенотов, всего за две недели по всей стране расправе подверглись 30 тысяч еретиков. Столетие спустя Оливер Кромвель расправился с 600 тысячами ирландцев. В Германии 1525 года убиты были 100 тысяч восставших крестьян, рыцари, не церемонясь, сжигали целые тысячи, в это же время свирепствует и инквизиция, борясь с ростками ереси, например, саксонский судья Бенедикт Карпцоф-младший вынес двадцать тысяч смертных приговоров еретикам, то есть, идеологическим оппонентам. На этом фоне репрессии Ивана Грозного выглядят неубедительно, поскольку они явно не являлись главным содержанием его царства. Главной целью, которую ставил перед собой первый русский царь, было развитие страны, данной ему богом «вотчины». 

(Примечательно, что опричнина создавалась в 1565 году как русский аналог западных духовно-рыцарских орденов и царь, человек глубоко религиозный, ввёл в этой организации духовные звания пономарь, келарь, рядовые монахи, взяв себе титул игумена, то есть, надзирателя, наставника. При этом русские опричники в чёрной одежде, напоминающей об Охранных отрядах Фюрера, не вызывают особой симпатии у славян, по сравнению с псами-рыцарями Тевтонского ордена, прославившихся жестоким обращением балтийских язычников, сказывается неосведомлённость о реальном содержании опричнины). 

Иван Васильевич много добился в развитии страны: он значительно расширил её территорию, положив начало освоению Сибири и Урала (поход Ермака в Сибирь начался в 1581 году), разгромил и присоединил к территории Московского государства Казанское и Астраханское ханства. В Ливонской войне 1558—1583 годов он начал колонизацию Прибалтики и войну за выход к морю, лишь объединенные усилия Венгрии, Швеции, Польши вынудили отступить тогда Грозного русского правителя. Ко времени этой войны относится начало большинства вредоносных мифов о личности Ивана Грозного и его царстве, которые имеют под собой идеологическую подоплёку, например, иезуит Антонио Поссевино, проигравший царю полемику о преимуществах католической религии, стал распространителем мифа о том, что Грозный якобы убил в припадке ярости собственного сына Иоанна. В битве при Молодях 1572 года была истреблена крымско-татарская рать, что положило предел регулярным набегам крымских кочевников в Московию. Во времена Ивана Грозного был проведён Земской собой 1549 года и Стоглавый собор 1551 года, церковь и высшая часть аристократии были поставлены под контроль государства (вероятно, Грозный преследовал язычество, но ждать иного от христианского правителя было бы странно). В 1563 году на Руси началась эпоха книгопечатания - по указанию "тирана" Грозного в Москве был открыт Печатный двор Ивана Фёдорова. Численность населения страны во время правления деспота увеличилась на 40% и составила 5 миллионов человек. Всё это позволило, например, русскому националисту Ивану Солоневичу охарактеризовать государство Грозного как первую русскую империю, народную монархию, которая была его идеалом. 

В целом, довольно легко уловить и в личности Грозного, и в его свершениях, в институте опричнины присутствие потусторонней силы, сверхъестественного качества, ведущего вперёд народы и цивилизации. Можно представить, что было бы со страной, окажись на месте Ивана Васильевича более гуманный правитель, как Николай Второй (гуманный только к высшей аристократии, но не к простому народу). А упадок Руси в период Смутного времени, когда мятущаяся знать хотела подарить престол, то крымскому хану, то польскому царевичу, то шведскому правителю стоит расценивать как плату за измену боярства истинному владыке и стремление во чтобы то ни стало истребить правящую и неугодную династию. Иван Васильевич консолидировал Русь в период суровых испытаний; и обновлённая Русь, вернувшаяся к жизни после многовекового морока, найдёт много ценного для себя в этом периоде своей забытой истории.

читайте также

  • МАНИФЕСТ

      WotanJugend – Молот Национал-социализма, ломающий оковы современного мира.  Вместо лживого равенства мы утверждаем расовую и сословную…

  • Феогнид. Эллинская поэтическая евгеника.

    «Выражение «аристократический радикализм», которое Вы употребили, очень удачно. Это, позволю себе сказать, самые толковые слова, какие…

  • Сакральное Искусство - программный текст WotanJugend часть I

      Что есть истинное искусство? Чем высокое отличается от низкого, а благородное от дегенеративного? Каков путь становления творца, какова его…